- Аналитика, Главное, Нефть, Новости

Добыча нефти в России: есть ли альтернатива налоговым льготам?

 

За последние 10 лет добыча нефти в России выросла на 12%, но теперь участники отрасли почти единодушно прогнозируют падение производства из-за истощения месторождений Западной Сибири. Представители нефтяных компаний подчеркивают, что нефти в регионе еще много, но ее извлечение обходится гораздо дороже, чем раньше, и поэтому компаниям необходимы налоговые льготы. Однако Минфин не уверен в этом, как и в том, нужно ли государству увеличение производства нефти, если оно будет происходить за счет налогового стимулирования. Проблема объемом в десятки миллионов тонн нефти и триллионы рублей будущих налоговых поступлений обсуждалась на одной из сессий Российской энергетической недели.

Производство нефти в традиционных нефтедобывающих регионах России – Западной Сибири, Урале и Поволжье – падает, и добывать нефть становится все дороже. С таким основным тезисом выступили представители нефтяных компаний и министерств на сессии Российской энергетической недели, прошедшей 4 октября. По оценке вице-президента ЛУКОЙЛа Геннадия Федотова, если не принять никаких мер, то через 10 лет страна потеряет 50 млн тонн, что составляет 10% от суммарной добычи нефти в России в год. «В случае необходимости быстро нарастить добычу за счет гринфилдов (новых месторождений), морских месторождений просто невозможно, так как инвестиционный цикл там в среднем составляет от 10 до 15 лет», — замечает Геннадий Федотов.

Добыча Ханты-Мансийском автономном округе, ключевом российском нефтяном регионе, упала по сравнению с 2008 годом на 15%, при этом показатель разведанности ресурсов возрос, отметил первый замглавы Минприроды Денис Храмов. Это означает снижение вероятности открытия новых месторождений в будущем. «Если мы хотим оставаться на целевых уровнях добычи свыше 550 млн тонн в год, нам, очевидно, надо выходить на разработку ТрИЗов, вылезать на шельф, использовать другие способы повышения коэффициента извлечения нефтеотдачи и стимулирования нового поиска», – считает Денис Храмов.

Как подчеркнул заместитель директора департамента добычи и транспортировки нефти и газа Минэнерго РФ Андрей Терешок, добывать нефть становится все дороже из-за ухудшения качества запасов – так, обводненность месторождений в России за последние годы выросла на 2%, средняя длина скважины на 10%, проходка в бурении на 78%, объем в бурении на 78%, объема горизонтального бурения — почти в 7 раз, а дебит скважины в среднем упал на 4%.

Геннадий Федотов подчеркнул, что половина уже разведанных запасов Западной Сибири имеет совершенно другую экономику добычи, по сравнению с традиционными запасами: это краевые зоны месторождений, трудноизвлекаемые запасы (ТрИЗы). Для них налоговая система не предусматривает льгот, позволивших принять решения в отношении бурения новых скважин в том объеме, который мог бы снизить темпы падения. «Если мы думаем о будущем, нам надо действовать вместе с государством: делать оценку, моделирование развития этой категории месторождений», — считает Геннадий Федотов.

В целом представители нефтяных компаний предлагают снизить налоговую нагрузку для добычи сложной нефти. Геннадий Федотов предложил расширить список месторождений, на которых можно применять налог на добавленный доход (НДД) – этот новый налог с 2019 года начнет применяться в пилотном режиме на некоторых месторождениях, и он позволяет, в отличие от НДПИ, учитывать затраты компаний на разработку тех или иных залежей. По мнению господина Федотова, тиражирование НДД — наиболее правильный, универсальный и прогрессивный с точки зрения мировой практики инструмент стимулирования:

«НДД может стать таким «общим зонтиком», под который войдут все налоговые режимы, но следует понимать, что налоговые режимы все равно будут индивидуальны с учетом специфики той или иной категории».

Андрей Терешок предложил, помимо НДД, применить механизм «аплифта», который подразумевает применение повышенного коэффициента амортизации на инвестиции в Западной Сибири. Потенциальный прирост добычи за 2019–2035 годы при коэффициенте 2,5 (то есть на рубль вложенных средств компания может сократить налоги на 2,5 рубля) Минэнерго оценивает в 461 млн. тонн, а увеличение уплаты налогов в бюджет за счет роста добычи нефти – в 5,3 трлн руб. Введение «аплифта» позволит перераспределить средства в новое бурение и сможет дать положительный эффект на бюджет уже через 2–3 года. «На наш взгляд, эта мера достаточно обоснована: есть потенциал Западной Сибири, который не охвачен НДД, но у которого уже в текущей перспективе имеется возможность нарастить добычу», – объясняет Андрей Терешок.

Вторая мера заключается в расширении сферы применения повышающего коэффициента на геологоразведочные работы (ГРР) при расчете налога на прибыль для проектов на суше, прежде всего, для активно развивающейся нефтегазовой провинции Восточной Сибири. Кроме того, было предложено введение льгот по НДПИ для запасов, переведенных из категории ресурсов. С этим согласился и Денис Храмов:

«Если мы не будем принимать меры по стимулированию геологоразведки сейчас, то скоро нам и НДД применять будет не к чему».

Также Минэнерго предлагает предоставить нефтяным компаниям налоговые льготы при применении новых технологий при добыче (третичных методов нефтеотдачи), а также разработке малых месторождений и нефтяных оторочек (это нефтяная часть залежи газовых месторождений). Нефтяные оторочки очень редко вводятся в промышленную разработку из-за сложных геологических условий и значительной степени удаленности от объектов инфраструктуры.

Директор по новым технологиям компании «Газпром нефть» Алексей Говзич, выступая на сессии, подчеркнул, что сейчас при разработке традиционных месторождений больше половины нефти остается в недрах и не извлекается, поэтому заниматься дорогостоящим освоением новых месторождений, например, в Арктике – это неразумное решение. Он отметил, что «Газпром нефть» провела успешное испытание химических методов увеличения нефтеотдачи в Западной Сибири, которые позволяют извлечь больше нефти на уже действующих месторождениях. «В результате закачки химреагентов в пласт дебит скважин более чем утроился, обводненность с 98% упала до 88%, а прирост КИНа (коэффициент извлечения нефти) составил 17%. Это уже не какие-то инженерные мечты, это – факт. Стоит завод, технология опробована, метод работает. Размер приза огромен», — подчеркнул Алексей Говзич на сессии.

Он выделил два ограничивающих фактора применения этой технологии – необходимость в покупке дорогих химикатов за границей и потребность в дополнительных инвестициях из-за высоких капиталовложений. Большие расходы требуют для окупаемости налоговых льгот, здесь представитель «Газпром нефти» был солидарен с коллегами:

«Данный метод является стратегически важным и практически обязательным. Преференции системы налогообложения просто необходимы. Это уже не выбор: либо мы занимаемся на традиционных месторождениях доказанной технологией, либо мы идем в Арктику».

Однако выступление главы департамента налоговой и таможенной политики Минфина Алексея Сазанова показало, что в правительстве нет единого мнения о необходимости поддерживать нефтяные компании налоговыми льготами. Он высказал непонимание стратегической цели получения налоговых льгот:

«У меня такое впечатление, что стратегической целью Минэнерго становится получение льгот. Какую стратегическую цель мы преследуем? Какую полку добычи мы ожидаем, сколько полку этой добычи мы планируем удерживать и какие мероприятия нам необходимы, чтобы выйти на эту полку и удерживать ее?»

Алексей Сазанов сравнил сложившуюся ситуацию с ситуацией 2011 года, когда имелась четкая стратегия по добыче нефти в объеме 505–510 млн тонн в год, и напомнил, что 51% категорий запасов (15 млрд тонн) уже льготируется государством. Эти запасы могут обеспечить нефтедобычу на 20 лет вперед, по словам представителя Минфина. «Где эффект от этих льгот? Продолжая раздавать новые льготы, мы выйдем на какой-то пик добычи, а потом начнем с него стремительно падать», – полагает Алексей Сазанов.

Представитель Минфина объяснил наметившиеся тенденции в регионе Западной Сибири следующим образом: на фоне обеспеченной за счет налоговых льгот хорошей рентабельности добычи в Восточной Сибири и на шельфе произошел отток крупной части инвестиций из Западной Сибири, что не говорит о неэффективности нефтедобычи в провинции. «Мы не против льгот. Вопрос: зачем?» — заключил он.

МИХАИЛ КАЛИНИН

Все тексты автора — Анна Клишина

Анна Клишина окончила факультет Международной журналистики МГИМО, а затем работала нефтегазовым обозревателем в газете «Коммерсантъ» и редакторов в международном ценовом агентстве Argus Media.
Анна Клишина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *