- Аналитика, Газ, Главное

Обзор газовых рынков за период с 16 по 22 ноября

Авторская колонка аналитика RUPEC Александра Собко

По итогам обзорного периода цены на газ оказались на следующих уровнях:

Henry Hub (рынок США, декабрьский фьючерс) — цены заметно упали $3 до $2,65/млн БТЕ.

Биржевые цены на газ и СПГ в Европе упали с $5 до $4,5/млн БТЕ.

Цены спотового рынка СПГ в АТР также снизились до $6,4/млн БТЕ.

Ободрённые недавними ценами выше $3 добытчики в США увеличили число работающих буровых на газ ещё на 3 единицы (до 76), что всё равно на 53 единиц меньше, чем число работающих буровых ровно год назад.

Ещё неделей ранее активно обсуждалось, что в США цены, несмотря на снижение спроса, выросли до $3, и вот уже резкое падение. Но зимой традиционно погодный фактор — ключевой. Плюс к тому — запасы в хранилищах близки к рекордным, а добыча, хоть и на 5% ниже, чем годом ранее, но заметно выросла в последние недели.

В Азии котировки также снизились, несмотря на прогноз холодной погоды в Пекине и Сеуле: большее влияние оказал рост американского экспорта СПГ и возобновление отгрузок с завода в Малайзии.

Российская повестка: СПГ vs «труба», «Звезда» соревнуется с Кореей

Объём производства СПГ в России за 10 месяцев вырос на 3,4% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Эта, казалось бы, сухая статистика в период кризиса выглядит любопытно, ведь летом, для сравнения, загрузка американских производств СПГ вообще снижалась до 50% от проектной мощности. Откуда прирост, когда всё падает, и за счёт чего он, ведь новых заводов у нас пока не запускалось?

Третья линия «Ямал СПГ» была запущена в конце 2018-начале 2019 года, то есть весь 2019 год все линии уже работали на полную мощность. Разгадка повышенного производства в 2020 году связана с тем, что «Ямал СПГ» последовательно увеличивал мощность выше проектной, в прошлом году работал на 110% от проектной мощности, а за январь-сентябрь текущего года средняя загрузка составила 113%. Кроме того, среднетоннажный завод «Криогаз-Высоцк» (две линии по 330 тыс. т) запустился в 2019 году, но тогда произвёл только 0,4 млн тонн, прирост производства мог прийти и отсюда.

Почему в США заводы не работали, а у нас работали на полную мощность? Тут всё прозрачно: в условиях низких цен все компании действуют на основе окупаемости по операционным затратам. На «Ямал СПГ» операционная себестоимость добычи газа намного ниже, чем в США, плюс помогала продажа попутно добываемого конденсата. 

Всё это хорошо, но ситуация не может вызывать недовольства у «Газпрома», который всё же скорее ограничивал поставки (даже в периоды, когда его предельные издержки находились выше складывающихся на рынке котировки), чтобы не обрушить цены.

Но пока объёмы экспорта СПГ относительно невелики. Однако российская стратегия в области СПГ предполагает мощности заводов в сумме до 140 млн тонн. Что практически равно по объёмам годовому экспорту «Газпрома» в Европу. Большая часть будет производиться в Арктике, а значит может быть направлена на западные рынки. В этом контексте, дискуссия о конкуренции с СПГ, как её избежать, и надо ли это делать, вновь актуализируется. Топ-менеджмент «Газпрома» уже предлагает Минэнерго свои варианты.

Впрочем, в падении экспорта «Газпрома» в дальнее зарубежье, значительный вклад связан с Турцией. И хотя российский СПГ добирался даже туда (в мае партия газа с «Ямал СПГ» попала и в Турцию. А что делать? Total, к примеру, забирает «свою» долю и перепродаёт её куда захочет), всё же основные проблемы на этом рынке связаны не с российским СПГ, а просто с дешёвым СПГ в весенне-летний период, когда газ с нефтяной ценовой привязкой (а именно такой контракт у «Газпрома»), напротив, был крайне невыгоден.

Но российская компания «до упора» не меняла тактику, а турецкие импортёры не выбирали необходимые объёмы. Сейчас с падением цен по «нефтяным» контрактам и началом отопительного сезона Турция наращивает российский импорт. Но главное — «Газпром» впервые продал на этом направлении через свою Электронную торговую платформу (ЭТП) 700 тысяч кубометров газа, хотя объём конечно, символический. Напомним, что на европейский рынок «Газпром» продаёт таким способом свыше 20 млрд куб.м газа в год, а цены на площадке традиционно близки к ценам европейских газовых бирж.

Почему ЭТП для Турции заработала именно сейчас? Причины могут быть разные. Здесь и запуск газопровода TAP, который доставит азербайджанский газ далее в Южную Европу. На турецкий рынок напрямую это не влияет, но влияет косвенно, т.к. увеличит объёмы газа в регионе. Здесь и окончание в следующем году части контрактов «Газпрома» с турецкими импортёрами, и нужно будет договариваться по цене и формам поставок.

Из других новостей российского рынка интересно отметить событие в сфере СПГ-танкеров. В пятницу стало известно, что дальневосточная верфь «Звезда»начала строительство головного СПГ-танкера ледового класса для «Арктик СПГ 2». Любопытно, что двумя неделями ранее стало известно и о заказе шести судов для «Арктик СПГ 2», но на корейской верфи, в эксплуатацию они должны быть запущены в середине 2023 года. На вторую половину 2023 года намечен и запуск первой линии «Арктик СПГ 2».

Таким образом, можно наблюдать за негласным соревнованием: у «Звезды» конечно, уже есть небольшая фора, но это первый газовоз. Впрочем, известно, что на первых СПГ-танкерах, построенных на «Звезде», в любом случае будет много готовых, всё тех же корейских, решений.

Ни года без завода: начата стройка небольшого СПГ-завода в Мексике

Самым интересным событием в глобальной повестке стало принятие первого в этом году окончательного инвестрешения (ОИР) по новому заводу СПГ в Мексике (газ для сжижения будет из США), Costa Azul LNG. Событие отчасти символическое: иначе индустрия могла бы столкнуться бы с первым за пару десятилетий годом, когда новые решения по стройкам не принимались.

Котировки Sempra Energy, американского совладельца будущего завода, скорее никак не отреагировали на это событие, что было ожидаемо. Почему? Во-первых, событие выглядит достаточно нейтрально для перспектив компании: да, это расширение своего рынка и рост выручки, но и каких-то сверхдоходов здесь не будет. Во-вторых, этот проект не столь существенен для бизнеса компании. Производство это небольшое (3,25 млн т в год, на первом этапе будет работать 2,5 млн), даже принадлежащие мощности Sempra в уже действующем в США Cameron LNG намного больше. Кроме того, у компании много других активов в газовом секторе и секторе электроэнергетики.

Понятно, почему именно этот проект получил одобрение. Совсем небольшая мощность, и главное строительство будет относительно недорогим, так как завод построят на основе действующего терминала по приёму СПГ (Мексике, которая импортирует дешёвый сетевой газ из США, он теперь не нужен). Это позволяет сэкономить на хранилищах и другой инфраструктуре, подобные проекты перестройки были распространены и в США. Потрачено будет $2 млрд на первую фазу, то есть около $800 за тонну мощности. Если же разделить $2 млрд на полную будущую мощность (3,25) — получим $615, примерно в таком диапазоне ($600-800 за тонну мощности) и стоили американские заводы, перестроенные из терминалов по сжижению.

Для сравнения, по настоящему крупные проекты, например Plaquemines LNG от Venture Global мощностью до 20 млн т (ОИР планировалось в этом году), вновь отложены как минимум до следующего года, равно как и второй проект компании на 20 млн т мощности, Delta LNG.

Китайский рынок газа: двузначные темпы роста импорта СПГ сохраняются

Начинается зима, и традиционно появляется особый интерес к китайскому рынку газа. Ещё два-три года назад спрос на газ в КНР зимой был важнейшим фактором ценовых всплесков, а приёмные терминалы работали с загрузкой выше проектной. Китай активно переводил отопление в жилом секторе с угля на СПГ. Сейчас ситуация более предсказуемая, а предложения достаточно, тем не менее к теме китайского спроса сохраняется внимание. Этой зимой CNOOC, одна из трёх крупнейших нефтегазовых компаний страны, ожидает, что поставит своим покупателям на 11% газа больше.

КНР, вероятно, в этом году будет единственной страной, которая покажет хотя бы символический рост ВВП. Но спрос на газ растёт опережающими темами. Из-за коронавирусного провала спроса в начале года темпы роста потребления газа в стране по итогам года будут умеренными. Тем не менее, Китай весь год последовательно наращивает импорт СПГ. Ожидается, что по итогам года импорт вырастет на 11%. Одновременно, растёт и собственная добыча — в октябре объём добычи почти рекордный и на 12% выше, чем годом ранее.

Интересно также статистика (вероятно появлявшаяся ранее) по доле газа различной добычи в 2019 году: сланцевого добыто 15,4 млрд кубометров. Напомним, что ранее в планах Китая было довести к 2020 году добычу сланцевого газа до 30 млрд куб.м. Это означает, что планы и прогнозы по «сланцу» реализуются чуть больше, чем наполовину — ещё раз к вопросу точности среднесрочных прогнозов.

Третья компонента предложения — трубопроводный газ. Здесь в первом полугодии был провал спроса (в т.ч. для российских поставок), а теперь Китай навёрстывает упущенное: совпали и сезон, и снижение цен на газ с «нефтяной» привязкой. Среднесуточные поставки российского газа последние полтора месяца превышают обязательства, а 12 ноября превышение составило целых 25%. Но хватит ли этого, чтобы компенсировать весенний недобор? В текущем году «Газпром» должен экспортировать в Китай 5 млрд куб.м, при этом за январь-май было продано только 1,27 млрд. 

Стало известно, что обсуждается увеличение поставок на 6 млрд сверх контракта, но это уже к 2025 году, только после выхода экспорта на запланированное плато в 38 млрд. Процесс этого выхода не быстрый, а в следующем году планируется увеличить поставки на 5 млрд до 10 млрд куб.м.

Все тексты автора — Анна Клишина

Анна Клишина окончила факультет Международной журналистики МГИМО, а затем работала нефтегазовым обозревателем в газете «Коммерсантъ» и редакторов в международном ценовом агентстве Argus Media.
Анна Клишина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.