- Аналитика, Газ, Главное

Обзор газовых рынков за период с 28 декабря по 10 января

Авторский обзор эксперта информационно-аналитического агентства RUPEC Александра Собко

По итогам обзорного (в этот раз двухнедельного) периода цены на газ оказались на следующих уровнях:

Henry Hub (рынок США, фьючерс с поставкой в следующем месяце) — цены несколько выросли на 0,2 до отметки в $2,7/млн БТЕ. При этом, в начале рассматриваемого периода котировки заметно снижались с $2,5 до $2,3 — погодный фактор создаёт волатильность.

Биржевые цены на газ Европе (TTF, фьючерс ближайшей поставки) вновь заметно выросли на 0,9 до отметки в $7,2/млн БТЕ.

Цены спотового рынка СПГ в АТР выросли ещё на 9,5 единиц: с $12 до $21,5/млн БТЕ (февральская поставка). Это примерно $770 за тысячу кубометров. А отдельные партии СПГ продавались по ценам свыше $30! Индекс спотового рынка СПГ в Северо-Восточной Азии JKM, рассчитываемый Platts, достиг рекордной отметки ($20,7) со времён появления этой оценки в 2009 году (это самый «старый» из азиатских ценовых индексов СПГ). До этого рекорд был зафиксирован в феврале 2014 года на отметке $20,2. Но цены поставки на вторую половину марта — уже намного ниже ($8,8).

Основная причина высоких цен в АТР прежняя и достаточно прозаичная: в Азии продолжается длительный период холодной погоды. К примеру, в Пекине температура опускалась до -18,6֯С, что является рекордом с 1966 года.

В то же время нужно помнить, что речь идёт о ценах спотового рынка, которые составляют небольшую долю от всех объёмов торговли СПГ (в мире в среднем по году на «споте» продаётся около четверти всего СПГ). Понятно, что сейчас продавцы по возможности, согласно условиям контрактов, стараются минимизировать продажи по «нефтяной» привязке в пользу спотового рынка, но тем не менее нефтяная привязка доминирует, а для неё средние цены на СПГ составляют около $6/млн БТЕ — более, чем в три раза ниже, чем на спотовом рынке.

Если говорить о долгосрочных последствиях ценовых всплесков, то, можно обратить внимание на два обстоятельства.

Во-первых, выросшая волатильность на спотовом рынке АТР. Сейчас цены высоки, но в апреле был зафиксирован рекордный минимум в $1,8 за млн БТЕ: спотовые цены выросли более чем в 10 раз. Всё это актуализирует и для продавцов, и покупателей обсуждение ценовой привязки для новых поставок.

Во-вторых, следует ожидать активизации усилий в области увеличения объёмов хранения (как СПГ, так и газа в ПХГ) в Азии, где в том числе дефицит мощностей хранения регулярно приводит к сезонным всплескам цен.

Удобства мощных ПХГ хорошо видны на примере Европы, где рост цен умеренный (конечно, помогает и обилие трубопроводных поставок).

Отдельный интересный сюжет: в некоторых районах Испании зафиксированы очень низкие температуры, до -34, что близко к абсолютном рекорду. Напомним, что в отличие от многих других стран Европы, эта страна в большей степени (свыше 40%) полагается именно на импорт СПГ, а не сетевого газа, а связь с другими европейскими рынками газа ограниченная. В результате, если говорить о ценах на газ с поставкой на следующей день, то котировки PVB (испанский хаб) выше TTF (северо-западная Европа) в 2,5 раза!

Американский рынок газа традиционно живёт своей жизнью. Число буровых на газ в США по итогам периода выросла на 1 единицу (с 83 до 84). Прошедший год ознаменовался самой низкой средней ценой за несколько десятилетий — $2,05/млн БТЕ. Что дальше? Platts по-прежнему предполагает рост цен до $3. Добыча потеряла от сокращения добычи попутного газа на фоне падения нефтедобычи, а экспорт СПГ растёт с запуском новых заводов. Но пока рост цен очень умеренный. Помогают сгладить дефицит значительные запасы в хранилищах в текущем отопительном сезоне. Но их поддержка не может быть вечной: уже этой весной запасы будут ниже пятилетнего среднего, а в следующем сезоне запасы на каждую дату прогнозируются ниже, чем в текущем.

Итоги года: СПГ удержал объёмы торговли, «труба» — нет

Полной картины по итогам года пока нет, но ранее ожидалось падение глобального спроса на газ на 3%. Если же говорить о глобальной торговле (это 30% от глобального спроса), то здесь тоже снижение, причём все трудности взял на себя трубопроводный рынок, в то время как объём торговли СПГ хоть символически, но увеличился. Впрочем, даже после начала пандемии прогнозировался рост рынка СПГ хотя бы на несколько процентов, да и исторически последние годы рынок СПГ быстро рос, так что зафиксированная стагнация — скорее слабый результат.

В США, несмотря на то, что мы видели летом массовую просадку в загрузке заводов, за счёт введения новых мощностей объём экспорта СПГ вырос, предварительно на 28%. Соответственно, часть действующих в мире производств покажут снижение, в т.ч. и из-за значительного числа внеплановых ремонтов.

Глобальная торговля сетевым газом снизилась на 20 млрд куб.м, в основном за счёт снижения  европейского импорта. Любопытно, что и «Газпром» поставил в страны дальнего зарубежья в прошедшем году (в т.ч. Китай) 179,3 млрд куб.м, ровно на 20 млрд меньше, чем в 2019. Но это во многом совпадение двух цифр. Например, Китай уменьшил и трубопроводный импорт (из Средней Азии). А «Газпром», напротив, вышел на китайский рынок с уже заметными объёмами (в 2019 году экспорт был символический) — правда, несмотря на удвоенные объёмы экспорта в конце года, так и не удалось чуть-чуть дотянуть до уровня «бери-или-плати» (это 4,25 млрд, а поставлено 4,1 млрд по итогам года), не говоря уже о контрактном объёме в 5 млрд.

Европейский рынок: успехи альтернативных маршрутов и растущая конкуренция на юге

В новом году, с восстановлением спроса, у «Газпрома» появится возможность нарастить поставки. Но одновременно возрастёт и конкуренция. Во-первых, начал работать газопровод TAP (а это, по мере выхода на проектную мощность, ещё 10 млрд куб.м для рынков Болгарии, Греции, Италии). Во-вторых, запущен терминал СПГ в Хорватии, в этом случае в страну также придёт сторонний газ.

Любопытно, что объём поставок «Газпрома» в Хорватию последние годы находился на уровне 2,5+ млрд куб.м, что примерно соответствовало внутреннему потреблению страны. При этом долгосрочный контракт в 2017 году был подписан на 1 млрд (а «бери-или-плати», ещё меньше). Но т. к. контракт «свежий», поэтому вероятно, там уже не «нефтяная» привязка, а конкурентные цены европейских бирж. Очевидно, что в текущих условиях большая часть СПГ уходит в Азию, пока «Газпрому» беспокоится не о чем, но к лету ситуация может и поменяться. Мощность терминала СПГ даже несколько превышает потребление газа в Хорватии. Что касается азербайджанского газа (TAP), то здесь уже зафиксированные объёмы (и долгосрочные контракты на 25 лет, в которых есть и условие «бери-или-плати»), которым идти больше некуда.

Дополнительную интригу создаёт тот факт, что именно в регионе выросшей конкуренции (Южная Европа: TAP+СПГ в Хорватии) «Газпром» успешно запустил продолжение «Балканского потока» на территории Сербии. Пока выход на полную мощность сдерживается достройкой компрессорных станций. Текущих объёмов поставок уже достаточно для сербского рынка.

Здесь важно и то, что Сербия (а также Босния и Герцеговина, но объёмы там невелики) была самой незащищённой страной в контексте возможных проблем с украинским транзитом, хотя у страны есть приличных (относительно объёма потребления) размеров ПХГ «Банатский двор» на 450 млн куб.м.

С достройкой «Северного потока» всё выглядит позитивно: закончен участок у немецкого берега, 15 января должна начаться укладка труб в исключительной экономической зоне Дании. Участники проекта, очевидно, торопятся завершить проект в период смены власти в США. В Чехии введён газопровод, соединяющий чешскую ГТС с газопроводом EUGAL (сухопутное продолжение СП-2 по территории Германии), аналог OPAL для СП-1.

Зелёный уголок: убыточные «водородные» компании получают поддержку

Корейская Sk Group объявила об инвестициях в $1,5 млрд в американскую компанию Plug Power (занимается топливными элементами на водороде), Sk Group будет принадлежать 9,9% акций. В результате, за два дня котировки Plug выросли на 50% (но и до этого, за год показали кратный рост).

Любопытно, что Plug Power – убыточная компания, которая, цитата, «потратила более 20 лет на то, чтобы терять деньги в поисках выгодных приложений для водородных топливных элементов». Сможет ли поддержка корейского гиганта и ожидаемый выход на азиатский рынок переломить ситуацию? Продолжаем наблюдать.

Ещё одна стабильно убыточная «водородная» компания, ITM Power (занимается производством элементов для электролизёров) получила, совместно с датской Orsted и другими компаниями, грант ($6 млн) на пилотную установку по производству водорода на морских ветряках.

Напомним, что одна из задач водородной энергетики — «связывание» лишней в данный момент энергии ВИЭ из электросети в водород через электролиз. В таком случае, с определёнными оговорками, электроэнергию для электролиза даже можно считать условно бесплатной (ведь иначе бы она пропала). Такое допущение снижает стоимость получаемого «зелёного» водорода.

Но здесь другая ситуация. Речь идёт о получении водорода непосредственно рядом с ветряком, то есть это не избыток ВИЭ с рынка, а оффшорная (а потому, кстати, дорогая) энергия ВИЭ, которую (вероятно) нужно будет использовать целиком (без выдачи в сеть) для получения водорода электролизом. Вода для электролиза будет браться из моря, т. е. необходимо также и обессоливание, а кроме того — доставка получаемого водорода на берег. Всё это выглядит достаточно дорогостоящим, а главное — повторимся, не решает проблему «лишней» энергии ВИЭ. Здесь же непосредственно перевод электроэнергии ветряков в водород (разумеется, с потерями энергии при двойной конвертации). Но сюжет говорит и о том, насколько серьёзно ЕС взялся за водородную энергетику, раз рассматривает даже такие дорогостоящие способы получения водорода.

Все тексты автора — Анна Клишина

Анна Клишина окончила факультет Международной журналистики МГИМО, а затем работала нефтегазовым обозревателем в газете «Коммерсантъ» и редакторов в международном ценовом агентстве Argus Media.
Анна Клишина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *