- Аналитика, Газ, Главное, Мнение

Куда пойдёт якутский газ?

Авторская колонка Михаила Крутихина

Сообщение о том, что одно из подразделений «Роснефти» открыло в Якутии месторождение с запасами газа в объеме более 40 млрд кубометров и конденсата ещё на 2 млн тонн особого удивления не вызывает. Республика Саха богата газом. Вопрос в другом: как и где можно продать колоссальные энергоресурсы региона? Малая плотность населения и низкая потребность республиканской промышленности в энергии, плюс гигантские расстояния до потенциальных рынков сбыта за границей ставят добывающие компании в затруднительное положение. Часть якутских газовых запасов уже введена в эксплуатацию. Так, газ Чаяндинского месторождения уже идёт в Китай по «Силе Сибири». Когда «Газпром» готовил в 2012 году обоснование инвестиций в этот проект, то источниками газа для этого экспортного направления он считал не только Чаянду и иркутскую Ковыкту, но и несколько крупных месторождений в Якутии: Верхневилючанское, Тас-Юряхское, Среднеботуобинское, Талаканское и ещё не открытые залежи. Однако позже газовый монополист отказался от идеи привлечь газ других разработчиков недр к наполнению «Силы Сибири». Вместо этого он решил недавно тянуть новый магистральный газопровод на тысячи километров из Ямальского национального округа – якобы в Монголию, а на самом деле, чтобы выполнить обязательства перед китайцами по поставкам законтрактованных объёмов в назначенный срок.

Монополизм дорого обходится и «Газпрому», и стране, делая невозможными рациональные логистические схемы. Владельцы лицензий на разработку ряда якутских месторождений, не имеющих выхода на внешние рынки, не раз предлагали «Газпрому» использовать их ресурсы для «Силы Сибири», но отклика такие обращения не получили. «Роснефть» даже предлагала руководству страны изменить законодательство с тем, чтобы позволить другим газодобывающим компаниям, помимо «Газпрома», выходить на экспорт, однако и этим обращениям не было дано хода. Безвыходная ситуация заставляет якутских недропользователей искать нестандартные решения в обход монополиста. Якутская топливно-энергетическая компания (ЯТЭК), например, располагает в своих месторождениях запасами в размере 392 млрд кубометров газа и 17,3 млн тонн конденсата, а ежегодный спрос в республике на это сырьё не превышает 1,8 млрд кубометров. Предыдущий владелец ЯТЭК Зиявудин Магомедов до его ареста по обвинению в мошенничестве в 2018 году сделал несколько попыток найти применение этим запасам. Сначала он планировал наладить производство так называемой «синтетической нефти» и моторного топлива из газа по технологии GTL (процесс Фишера-Тропша) и даже добился предварительной договорённости по этому проекту с компанией Haldor Topsoe. Велись даже переговоры о доставке по Лене крупноформатного оборудования для планировавшегося завода. Однако коммерческая рентабельность такого решения не выдерживала критики, и инициатива заглохла. 

В 2017 году Магомедов начал активные поиски партнёров для производства метанола из газа ЯТЭК. Естественным рынком для этого продукта является Китай, куда метанол можно было бы доставлять из Якутии по железной дороге, однако интереса к проекту никто не проявил. Китайцы, предпочли дожидаться, пока в России организуют получение метанола и наладят схему его доставки через границу (а затем, в качестве монопольного потребителя, они смогли бы диктовать коммерческие условия поставщику). Компании из других стран, ознакомившись с проектом, не захотели работать на китайские интересы, и якутский метанольный проект тоже тихо скончался. 

Новый владелец ЯТЭК с сентября 2019 года – компания «А-Проперти» (дочерняя фирма «АП Холдинга») Альберта Авдоляна проанализировала провалы предшественников и выступила с новой нестандартной идеей. По её замыслу, для экспорта якутского газа надо построить магистральный трубопровод протяжённостью 1300 км к побережью Охотского моря и завод по сжижению газа, а также морской терминал для отгрузки СПГ в ежегодных объёмах 12-18 млн т. Для завода и терминала первоначально предлагалось село Аян в Хабаровском крае, однако сейчас рассматривается возможность подключения к будущему терминалу СПГ в порту Де-Кастри (проект «Дальневосточный СПГ» партнёров по проекту «Сахалин-1», то есть ExxonMobil, индийская OMGC, «Роснефть» и японский консорциум SODECO). Фирма Авдоляна уже заказала предварительное ТЭО (pre-FEED) компании Technip и ищет партнёров.

Осуществлению этого замысла, однако, мешают несколько обстоятельств. Во-первых, себестоимость сырья ЯТЭК может сделать СПГ неконкурентоспособным. У компании нет налоговых льгот, как у международного консорциума «Ямал СПГ» во главе с НОВАТЭК. Да и строительство инфраструктуры в якутских условиях обойдётся недёшево. Стоимость проекта пока оценивается в 30-35 млрд долларов, и это не окончательная прикидка. Во-вторых, у ЯТЭК нет лицензии на экспорт СПГ, хотя переговоры с правительством по этому поводу Авдолян уже якобы начал. И в-третьих, нынешний рынок СПГ не благоприятствует началу «с нуля» новых крупномасштабных проектов. Инвесторы либо откладывают решения о капиталовложениях, либо вообще на начинают рассматривать такие проекты. К тому же специфика российского инвестиционного климата способна отпугнуть многих потенциальных инвесторов. Ситуация с якутским газом заслуживает внимания, хотя проект СПГ пока можно рассматривать как крайне сомнительный. Решение проблем может найтись и среди отвергнутых сценариев, и в числе новых, пока не изученных вариантов монетизации природных ресурсов республики.

Все тексты автора — Мария Печатина

Мария Печатина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *