- Аналитика, Газ, Главное, Мнение, Персоны, Тенденции

Европа хоронит «Газпром». Поэтапно. 

Авторская колонка Михаила Крутихина специально для Gas&Money

Понимание того, что отказ передовых в технологическом отношении стран от ископаемых энергоносителей – это не «пугалки» и «хотелки», а мощное движение, обретающее серьёзную поддержку, постепенно проникает в сознание российского руководства. Высказывания зампредседателя правления «Газпрома» Олега Аксютина о том, что декарбонизацией занимаются те компании, которым «нечем больше заняться» из-за отсутствия собственной ресурсной базы, к реальному положению дел никакого отношения не имеют. В Москве стали понимать, что «вызовы», «риски» и «угрозы», обозначенные в Доктрине энергетической безопасности РФ, не откладываются на долгосрочную перспективу, а приближаются к нашей стране на непредвиденно высокой скорости. 

Государство за государством и целые сообщества вроде Евросоюза принимают стратегические программы полного отказа от углеводородного топлива с обозначением конкретных сроков – от 2035 до 2050 года. Нефтегазовые компании, начиная с лидеров отрасли, утверждают встречные планы. Над поставщиками «грязной» энергии нависла не только реальная угроза трансграничного углеродного налога, но и опасность остаться без финансирования, которое Запад намерен предоставлять только экологически безупречным проектам. 

Хороший пример – новая редакция правил отбора заслуживающих поддержки энергетических проектов, принятая Комитетом Европарламента по промышленности, исследованиям и энергетике 21 сентября. Такие проекты: линии электропередач, трубопроводы, хранилища энергии и интеллектуальные сети – призваны обеспечить устойчивость инфраструктуры в соответствии с курсом ЕС на «зелёную» энергетику. Они будут иметь право на облегчение административных процедур и получение финансовой поддержки Евросоюза. Более того, депутаты поддержали поэтапный отказ от природного газа вслед за углем, торфом и горючими сланцами и сосредоточились на первоочередном содействии водородным проектам.

Вслед за таким ударом Европарламента по интересам «Газпрома» как крупнейшего поставщика газа в страны Евросоюза (около 50% импорта и примерно треть потребления) в наступление перешла и Еврокомиссия. Там уже не в первый раз на повестку дня поставлен вопрос о полном запрете добычи углеводородного сырья в Арктической зоне и прекращении импорта энергоносителей из Арктики. Это уже прямой вызов стратегии российского правительства, объявившего разработку арктических минерально-сырьевых ресурсов одним из национальных приоритетов. Это, как уже на раз намекали московские чиновники, подрывает конкурентные преимущества России, располагающей колоссальными ресурсами природного газаи стремящейся эти ресурсы монетизировать. Помимо нефти и газа в стране практически нет равноценных экспортных товаров, и сокращение спроса на углеводородное сырьё подорвёт основу наполнения госбюджета. 

Примечательно, что атака на природный газ как важнейший источник электрогенерации в Европе развернута – и нарастает – как раз в тот момент, когда газовые цены бьют рекорды, а СМИ предрекают из-за этого и экономический коллапс, и замерзание жителей Старого Света в зимний период. На решимость европейцев отказаться от ископаемых энергоносителей, похоже, не влияют ни высокие цены газа, ни предсказания дефицита тепла и электричества зимой. Поток резолюций и директив в пользу «зелёного энергоперехода» не останавливают и предупреждения, с которыми на самом высоком уровне выступает сейчас руководство России. Так, признав, что наша страна сможет стать свободной от «углеводородного следа» к 2060 году, Владимир Путин в последних публичных выступлениях упрекнул европейцев в чересчур торопливом движении в этом направлении и предупредил, что перекос в сторону спотовых сделок по поставкам газа, особенно в сжиженном виде, подрывает основу таких надёжных и гибких форм делового сотрудничества как привычные для «Газпрома» долгосрочные газовые контракты.

Словно бы в подкрепление слов президента «Газпром» проводит в Европе серию мероприятий, усиливающих ощущения неминуемой зимней катастрофы. К примеру, с начала года компания более чем вдвое сократила поставки газа через украинскую территорию – со 186 млн кубометров в сутки до 86 млн кубометров. В сентябре «Газпром» объявил, что прекращает торговать в Европе газом на электронных торговых площадках, то есть сворачивает свою успешную кампанию по увеличению продаж по спотовым контрактам, несмотря на крайне привлекательный уровень цен. И, наконец, вместо пополнения резервных запасов в своих европейских подземных хранилищах компания приступила к отбору из них газа, явно давая понять, что рассчитывать на эти резервы зимой европейца не стоит. 

Ситуация, как не преминули заметить западные СМИ, стала напоминать войну. Позиции сторон чётко заявлены и отступать никто не намерен. По одну сторону энергетического фронта этой войны – Россия, не желающая терять свою роль поставщика углеводородного сырья, по другую – зарубежные экономики, провозгласившие курс на «зелёную» энергетику. 

Суета вокруг судьбы «Северного потока-2» видится в этом свете лишь как один их эпизодов главного противостояния. Москва проверяет, хватит ли у Европы стойкости и верности выбранному курсу, чтобы не делать уступок в этом, относительно второстепенном вопросе, или европейцы капитулируют под нажимом «Газпрома» и откажутся от своих антимонопольных законов, а в конечном итоге – от ускоренного перехода на «чистую» энергетику.

Все тексты автора — Мария Печатина

Мария Печатина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *