- Аналитика, в Мире, Газ, Главное, Нефть, Новости, Тенденции

Афганистан и природный газ: перспективное направление

Михаил Крутихин специально для Gas&Money

Мало кто сейчас вспоминает о том, что Афганистан был когда-то экспортёром природного газа. Специалисты из СССР открыли там несколько средних по запасам месторождений в 60-е годы прошлого века, помогли наладить добычу и построить два газопровода в Узбекистан и Туркменистан. Ежегодная добыча достигала 4 млрд кубометров, и больше половины афганцы поставляли через границу, пополняя этими доходами до 23% госбюджета.

Отрасль эта работала даже во время советской оккупации, хотя постепенно работа сошла на нет. Теперь, после долгих лет войны и междоусобиц, с восстановлением в Афганистане стабильности и консолидации под властью единого правительства – пусть и проходящего в СМИ под маркой террористического – появилась надежда на возобновление или начало долгосрочных экономических проектов.

Во-первых, в Афганистане есть что разрабатывать и нефтяникам, и газовикам. Работавшие там наши геологи утверждают, что государство талибов располагает перспективными ресурсами углеводородного сырья в размере 219 млн тонн нефти, 77 млн тонн газового конденсата и, главное, – 444 млрд кубометров природного газа. После ухода советских войск и специалистов разведку афганских недр вели американцы. При новых властях можно ожидать, что эту деятельность продолжат китайцы, у которых с талибами давно сложились рабочие отношения. Российским компаниям, хотя они и имеют доступ к накопленным в наших архивах геологическим данным о нефтегазовом потенциале Афганистана, соперничать с Китаем будет непросто.

И, во-вторых, хорошие шансы на осуществление имеет при новом правительстве давно обсуждаемый проект TAPI – газопровод Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия. Стоит вспомнить, что первая формальная договорённость о его прокладке по афганской территории была достигнута в январе 1998 года в период предыдущего правления Талибана.

До этого, в 1995 году, соглашение о поддержке такого инфраструктурного решения подписали Туркменистан и Пакистан, не приглашая пока к переговорам афганцев. Основным вопросом того периода был выбор между альтернативными предложениями работавшей в Туркменистане аргентинской фирмы Bridas и альянса американской Unocal и саудовской компании Delta Oil. Unocal победила, и в августе 1996 года сформировала консорциум Central Asia Gas Pipeline Ltd. (CentGas). В консорциум, помимо правительства Туркменистана, американцев и их саудовских партнеров, вошли японские Inpex и Itochu, южнокорейская Hyundai Engineering and Construction, пакистанская Crescent Group и – неожиданно – «Газпром», получивший там 10%.

Российское участие в TAPI продолжалось до июня 1998 года. Уход «Газпрома» из консорциума произошёл между двумя важными для проекта событиями – создалось впечатление, будто российская госкорпорация была заранее в курсе неблагоприятного для проекта развития политических событий. В январе CentGas подписал соглашение с Талибан (делегацию этого движения с помпой принимали в Техасе) и судьба газопровода казалась решённой, но 7 августа американские посольства в Кении и Танзании подверглись атаке группировки Усамы бен Ладена. США обвинили талибов в поддержке террористов, принялись бомбить объекты на афганской территории, и консорциум к декабрю прекратил существование.

Туркменское руководство, не получившее согласие Москвы на экспорт газа через российскую территорию, продолжало между тем продвигать проект, а Азиатский банк развития – снабжать подготовительные работы финансами. Поддержку оказали и американцы, видевшие в TAPI конкурента для иранского экспорта газа в Пакистан и Индию, а также для Китая, который практически монополизировал туркменский газовый экспорт.

С 2002 по 2012 год было подписано несколько рамочных соглашений Туркменистана, Афганистана, Пакистана и Индии, хотя пакистанцы до сих пор не могут договориться с индийцами о транзитном тарифе на пакистанской территории, а также контракты на поставку газа.

К середине 2019 года отрезок трассы в Туркменистане был готов, а годом позже свою часть газопровода от афганской границы построили пакистанцы. В феврале 2018 года строительство началось и в Афганистане, причем движение Талибан обязалось не мешать работам и транзиту газа в контролируемых им регионах. Сейчас талибы будут всячески содействовать завершению проекта и налаживанию поставок газа.

Газопровод длиной 1814 километров от туркменского месторождения Галкыныш до индийского города Фазилка сможет прокачивать 33 млрд кубометров газа в год. Из этого объёма 5 млрд придётся на потребление внутри Афганистана и поровну, по 14 млрд в год, достанется Пакистану и Индии. В проигрыше останется Иран с его планами поставок газа в Южную Азию, а Китай и Россия в принципе ничего от этого не потеряют. Новая трасса несколько снизит потребности Индии и Пакистана в импортном сжиженном газе и косвенно окажет понижающее давление на цены СПГ на мировом рынке.

Все тексты автора — Мария Печатина

Мария Печатина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *