- Аналитика, в Мире, Газ, Главное, Мнение, Нефть, Новости, Тенденции

Что подписали в Пекине «Газпром» и «Роснефть» на самом деле?

Михаил Крутихин специально для Gas& Money

К краткому визиту президента Путина в Пекин на открытие Олимпийских игр два лидера отечественной нефтегазовой отрасли: «Газпром» и «Роснефть» — подготовили для подписания документы, которые заслужили восторженные отзывы в российских СМИ. Это соглашения о ежегодной поставке в Китай 10 млрд кубометров газа по новому «дальневосточному» маршруту и 10 млн т нефти через Казахстан. К обеим договорённостям стоит присмотреться внимательнее. 

В случае «Роснефти» всё просто и прозрачно. У компании есть подписанный ещё в июне 2013 года контракт с CNPC, по которому китайцы с 2017 года получают транзитом через казахстанскую территорию ежегодно по 10 млн т нефти для своих НПЗ, расположенных в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Туда же, кстати, поступает и нефть с казахстанских промыслов. В Пекине в этот раз состоялось подписание поправки к контракту, который истекал в 2023 году. Теперь привычные регулярные поставки того же объёма нефти будут продолжаться ещё десять лет. Ничего сенсационного или срочного в этой поправке нет. Более того, она закрепляет на новый период ежегодный объём нефти, поставляемой по казахстанскому маршруту.

Здесь имеет смысл напомнить, что основной объём нефти, которую «Роснефть» поставляет в Китай, уже оплачен китайцами в виде кредитов. Российская компания выполняет 20-летний контракт 2009 года на поставку 15 млн т в год, 25-летний контракт 2013 года ещё на 15 млн т в год плюс казахстанский транзитный контракт 2013 года на 10 млн т в год. В сумме получается 40 млн т в год, за которые компания по договорённости от февраля 2010 года получила 15 млрд долларов в виде аванса за нефть. 

С контрактом «Газпрома» далеко не всё ясно. «Дальневосточный» маршрут, по которому в Китай должен пойти газ, — это уже построенная магистраль Сахалин-Хабаровск-Владивосток. Её проектная мощность – 33-35 млрд кубометров в год, но для достижения такой пропускной способности «Газпрому» надо построить дополнительно 12 компрессорных станций, поскольку сейчас трасса с трудом прокачивает до Владивостока 1,5 млрд кубометров. К тому же для выхода на территорию КНР предстоит проложить от этой магистрали в Приморье один или два трубопроводных перехода через границу. В техническом отношении превратить трассу в экспортную несложно. Остаётся понять, откуда возьмутся обещанные по новому контракту 10 млрд кубометров газа в год. 

На Сахалине у «Газпрома» таких объёмов нет. Российская компания владеет контрольным пакетом акций в консорциуме проекта «Сахалин-2», в котором работает предприятие по сжижению и экспорту газа на двух технологических линиях. Запасов у консорциума не хватает, чтобы построить третью линию на заводе СПГ, и «Газпром» долгое время безуспешно пытался получить газ у соседнего консорциума «Сахалин-1», где ведущую роль играет американская ExxonMobil («Роснефти» там принадлежит 20%). Этот консорциум сам намерен построить завод по сжижению газа на материке в районе Де-Кастри и не желает делиться газом с газпромовцами. 

Получается, что китайцам пообещали газ с проекта «Сахалин-3», где «Газпром» работает без партнёров. Главный источник газа там – шельфовое Южно-Киринское месторождение, где в результате доразведки есть перспектива нарастить доказанные запасы чуть ли ни до триллиона кубометров. Вот только, на беду российской компании, месторождение это оказалось не чисто газовым, а нефте-газо-конденсатным, и наличие в нём нефти автоматически подвело Южно-Киринское под американские санкции. Единственный вариант для налаживания добычи там газа – подводные комплексы (условия не позволяют работать с платформ или с берега), а те немногие фирмы, которые способны изготовить и смонтировать на морском дне нужные комплексы – либо американские, либо не желающие нарушать режим санкций. Освоение месторождения отложено на неопределённый срок, что ставит под сомнение новый контракт «Газпрома» с китайцами. 

Есть, правда, ещё один способ спасти подписанный в Пекине документ от провала. Когда «Газпром» планировал «Силу Сибири», то среди вариантов организации инфраструктуры рассматривался и такая схема: газ из Якутии и Иркутской области пойдёт в Китай через границу около Благовещенска, но часть его направится по трубе в Хабаровск, где этот поток сольётся с газом с Сахалина. Тогда компания рассматривала возможность строительства в Приморье завода и терминала СПГ из трёх линий: две должны были питаться сахалинским газом, а третья – из «Силы Сибири». Объём поставок по ветке из Якутиирассчитывался на уровне 9-10 млрд кубометров в год. Без сахалинского газа и без завода СПГ этот объём мог бы по трассе Хабаровск-Владивосток дойти до китайской границы. 

Как объявлено в «Газпроме», компания изучает сейчас возможность строительства «Силы Сибири-2» — магистрали, которая соединит районы традиционной добычи газа в Ямало-Ненецком автономном округе с Китаем через Монголию. Но если монголы всей душой за такой маршрут импорта российского газа, китайцы категорически против транзитного варианта, и согласия на него не дают, несмотря на все уговоры на самом высоком уровне. Не исключено, что «Силу Сибири-2» в Монголию всё-таки построят, но вместо Китая ответвление этого газопровода пойдёт в Иркутской области на смычку с уже работающей «Силой Сибири», а от газоперерабатывающего комплекса в Амурской области будет проложена труба до Хабаровска, как и предполагалось по одному из первоначальных вариантов «Газпрома». 

Это, во-первых, поможет выполнить только что подписанный контракт с китайцами, а во-вторых – обеспечит дополнительный приток газа в «Силу Сибири» номер один, где, по некоторым оценкам газпромовских экспертов, может не хватить запасов в Ковыктинском и Чаяндинском месторождениях, чтобы, как обещали, поставлять по 38 млрд кубометров в Китай на протяжении 30 лет. 

Условия пекинского контракта «Газпрома» не раскрываются. Понятно пока одно: если в нём предполагается получение газа с Сахалина, то ждать такой возможности придётся ещё долго, да и санкции против участия зарубежных технологических компаний в подобных проектах могут быть расширены. Что касается выхода «Силы Сибири-2» на Хабаровск, то главным препятствием здесь остаётся колоссальная стоимость нужной инфраструктуры, которая вряд ли окупится в обозримой перспективе – особенно если учитывать низкую цену, которую китайцы платят за российский газ «Силы Сибири». Хотя, конечно, разве отсутствие перспектив окупаемости останавливало «Газпром» от политизированных мегапроектов? 

Все тексты автора — Мария Печатина

Мария Печатина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.