- Аналитика, Газ, Главное, Мнение, Тенденции

Цены на газ в Европе растут, причину видят в «Газпроме»

Авторская колонка Михаила Крутихина специально для Gas&Money

К концу первой августовской недели, когда цена тысячи кубометров природного газа в Европе вышла на отметку 540 долларов, у значительной части наблюдателей за энергетическими рынками сложилось мнение: «Газпром» умышленно придерживает поставки, способствуя появлению искусственного дефицита.

Так, Андерс Ослунд, видный шведский экономист и автор нескольких книг о современной России, прямо пишет: «Газпром» успешно взвинчивает цену газа в Европе, резко сократив его предложение вопреки всем правилам Евросоюза, касающимся энергии и конкуренции».

Основания для таких подозрений, похоже, имеются. Монополист российского газового экспорта не стал приобретать на аукционе у украинского оператора газотранспортных сетей права на дополнительный транзит в среднесуточном объёме 63,7 млн кубометров, хотя европейский рынок явно ждал эти поставки. Одновременно «Газпром» прекратил закачку газа в резервные подземные хранилища в Европе, спровоцировав этим новый ажиотаж спроса. И очередным «довеском» к сообщениям о недостаточных поставках из России стали известия о том, что прокачка газа из России в Германию через Беларусь и Польшу сокращена наполовину. Не на полную мощность загружен и газопровод «Северный поток-1».

Остаётся понять, что же стоит за сокращением поставок газа на рынок, где цены вроде бы способствуют извлечению максимальной выгоды для продавца: то ли у «Газпрома» и в самом деле не хватает потенциала добычи, то ли компания из политических соображений шантажирует европейцев, показывая, что может диктовать свою волю рынку, если Евросоюз не согласится на ввод в строй «антиукраинской» трассы «Северный поток-2». Или мы наблюдаем сейчас примитивную манипуляцию, рассчитанную на взвинчивание цен ради коммерческих выгод – по схеме, опробованной нефтяным картелем ОПЕК+?  

Но если «Газпром» и действует сейчас умышленно, сокращая экспортные поставки газа, то происходит это на фоне общего подорожания газа. Взлёт цен начался помимо воли этой компании, хотя и оказался очень кстати – и для части наблюдателей выглядит теперь как шантаж европейцев со стороны Москвы.

Тенденция к повышению цен особенно остро проявилась в июле, когда под воздействием аномальных климатических явлений и на пике закачки газа в резервные хранилища Азия продемонстрировала огромный аппетит к сжиженному природному газу и стала платить за этот энергоноситель рекордно высокие цены. Этот регион сейчас обеспечивает почти 75% мирового спроса на газ, и в июле трейдеры отправили туда 22,6 млн тонн СПГ против 20,5 млн т годом раньше. Оттягивать СПГ с европейского рынка помогла и Латинская Америка, особенно Бразилия, куда газовозы доставили в июле 1,31 млн тонн СПГ (годом ранее поставок вообще не было, а в июне эта страна получила 0,64 млн тонн). При этом поставки в Европу сократились с 5,5 млн тонн до 4,43 млн тонн, что создало дефицит и подтолкнуло цены вверх.

Поставки газа в Европу по трубопроводам из Алжира и Норвегии не смогли улучшить ситуацию, хотя норвежцы в июле почти вышли на мартовские показатели в объёме свыше 9 млрд кубометров по окончании недолгого периода профилактического обслуживания промыслов. Серьёзно сократил трубопроводный экспорт только «Газпром». Нарочно ли это делается?

Отчасти это сокращение можно, наверное, объяснить серией весьма неприятных происшествий на российских объектах газового монополиста. С начала года на магистральных газопроводах и на промыслах произошло не менее семи крупных аварий, а 5 августа из-за пожара были выведены из строя линии газохимического комплекса в Новом Уренгое, что привело к значительному падению добычи газа в восточной части Ямало-Ненецкого автономного округа.

Удивительно, но итоги первого полугодия в отчетах «Газпрома» выглядели победно, невзирая на эти инциденты. Компания объявила, что за первые семь месяцев года экспорт увеличился на 23,2%, то есть на 21,7 млрд кубометров, однако анализ данных, полученных из стран-потребителей, заставляет усомниться в достоверности таких показателей.

Германские газопроводы NEL и OPAL, транспортирующие газ из «Северного потока», получили за этот период на 0,9 млрд кубометров меньше, чем в 2020 году. Транзит через Украину сократился на 4,2 млрд кубометров, и только на трассе через Беларусь и Польшу был замечен прирост поставок на 3,6 млрд кубометров. Иными словами, на главных направлениях экспорта в Европу (исключая «Турецкий поток» и стабильные поставки в Финляндию) вместо роста видно падение объёмов. Откуда в отчёте взялось увеличение на 21,7 млрд кубометров, компания не объясняет.

Противоречия в данных продавца и покупателей не укрепляют доверия к «Газпрому». Более того, критики компании начинают подозревать, что ссылки на аварии как на причину сокращения газового экспорта могут служить камуфляжем для умышленных манипуляций с объёмами поставок из России, то есть – как часть «намёков» на то, что российский поставщик может при желании натворить на европейском газовом рынке.

Все тексты автора — Мария Печатина

Мария Печатина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.