- Аналитика, Газ, Главное, Мнение, Тенденции

Молчание Пекина: пойдет ли газ в Азию по новому маршруту?

Михаил Крутихин специально для Gas&Money

Китай так и не дал согласия на проект «Сила Сибири-2». Владимир Путин и Си Цзиньпин говорили об этом трубопроводе во время встречи во видеосвязи 15 декабря, но тема эта была всего лишь «затронута», если верить официальным сообщениям. Никакой договорённости о поставках в КНР российского газа по новому маршруту не достигнуто.

«Сила Сибири-2», которая в общих чертах повторяет давно предлагавшийся «Газпромом» газопровод «Алтай», — чрезвычайно сложный, трудоёмкий и дорогостоящий проект строительства магистрального газопровода из Ямало-Ненецкого автономного округа, где сосредоточены основные промыслы газа, в Монголию, а оттуда – в Китай. Пропускная способность газопровода должна составить 50 млрд кубометров в год с возможностью расширения, а протяженность по территории России – 2700 км. Весной 2020 года Путин согласился с предложением главы «Газпрома» о начале проектирования трассы, и месяц спустя компания объявила, что утвердила технико-экономический анализ проекта. Объявлен и срок начала строительства – 2024 год. 

Ещё раз надо напомнить: никакого согласия китайцев на импорт газа по предлагаемому маршруту нет. Более того: на протяжении долгих лет переговоров (а точнее – уговоров) российских властей и газпромовцев с Китаем о поставках газа Пекин не раз категорически отвергал идею трубы, проходящей из России через Монголию. Позиция эта пока не изменилась. 

Вот кто согласен с проектом, так это монголы. Они не только с радостью приняли предложение России о поставках им ямальского газа, но и согласовали трассу трубопровода, который на их территории называется теперь «Союз Восток». Однако Монголия с ее малым потенциалом потребления газа – не оправдание колоссальных (хотя и не объявленных пока официально) затрат на строительство «Силы Сибири-2». Главной целью Москвы по ряду весомых причин остаётся Китай. 

Российский президент не раз заявлял, что в будущем газотранспортные системы страны на западе и на востоке будут соединены, что сделает возможным переброску экспортных потоков газа с Европы на Азию и обратно в зависимости от рыночной конъюнктуры. Такая возможность (если объёмы поставок по эти направлениям будут сопоставимы) имеет, по замыслу российского руководства, не только коммерческий смысл, но и геополитическое значение, поскольку даёт дополнительный рычаг влияния на страны-получатели газа. Прекращение прокачки в Европу в 2006 и 2009 году, сокращение наполовину поставок в 2014-2015 году, отказ от заполнения подземных хранилищ в Европе и от заключения дополнительных контрактов в 2021 году никак не объяснить чисто коммерческими мотивами «Газпрома». Похоже, китайцы не готовы включаться в геополитический план Москвы в роли оппонентов Европы, и российский план довести поставляемые в КНР объёмы до такой величины, чтобы они сравнялись с экспортом из России на запад и сделали возможным обещанное в Кремле «переключение» потоков, энтузиазма в Пекине не встречает. 

Стоит вспомнить, с каким трудом российским переговорщикам удалось навязать (будем честными в использовании этого термина) нынешнюю «Силу Сибири», как очередной, ни к чему не обязывающий меморандум о взаимопонимании по проекту вдруг был переименован в контракт в мае 2014 года, когда Путин находился с визитом в Шанхае, и обратить внимание не то, по какой низкой цене Китай получает сейчас российский газ, чтобы понять, на какие кабальные условия пошёл «Газпром» в той сделке. Экспорт этого газа через китайскую границу не выглядит как коммерческое начинание и не оправдывает затрат на строительство газопровода. 

Замысел «Силы Сибири-2», если отвлечься от геополитических мечтаний, можно вероятно связать с тем, что первоначальная надежда на заполнение «Силы Сибири» до обещанной китайцам мощности 38 млрд кубометров в год газом из двух месторождений: Чаяндинского и Ковыктинского – оказался под вопросом из-за чрезмерного оптимизма газпромовцев относительно их добычного потенциала. Приток газа с ямальских промыслов в уже действующий экспортный газопровод должен помочь нашему монополисту выполнить контрактные обязательства. Однако то можно было бы сделать, включив в схему поставок другие месторождения в Якутии, на что «Газпром» идти по разным причинам не желает, выбрав по привычке самое дорогостоящее решение. 

Можно ещё предположить, что китайцы попросту затягивают согласие, рассчитывая опять получить баснословно выгодные коммерческие условия импорта российского газа по новому маршруту, но против такого сценария есть серьёзные аргументы. Во-первых, с монгольским транзитом в Пекине по-прежнему не готовы согласиться по политическим причинам. И во-вторых, КНР прекрасно сводит свой газовый баланс без российского газа «Силы Сибири-2» в среднесрочной и долгосрочной перспективе. 

Нежелание китайцев принять на своей территории эту трубу, скорее всего, как показывает практика, не сможет повлиять на желание «Газпрома» потратить ещё десятки, если не сотни миллиардов долларов на новый амбициозный проект. Похоже, инвестиционная программа компании вырастет ещё больше в результате политизации якобы «коммерческих» планов экспансии российского газа в восточном направлении. 

Все тексты автора — Мария Печатина

Мария Печатина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.