- Аналитика

Тяга к неопределенности: как России занять свое место на рынке СПГ

Мировой рынок СПГ находится в условиях трансформации, из-за чего России, чтобы эффективно конкурировать, необходимо подстраиваться под изменяющуюся рыночную ситуацию и оперативно реагировать на запросы импортеров. На круглом столе «Мировые газовые рынки и российская газовая экспортная стратегия» заведующий центром изучения энергетической политики НИУ ВШЭ Виталий Ермаков и директор центра энергетики «Сколково» Татьяна Митрова обсудили вызовы, стоящие перед российской газовой отраслью, и возможности их преодоления.

«Россия сейчас очень громко для всех остальных заявила о своих планах по выходу в лидеры на рынке СПГ. Этого никто не ожидал, и это сильное изменение внешней экспортной стратегии, которое произошло буквально за полтора-два года», — заявила глава центра энергетики “Сколково” Татьяна Митрова на круглом столе в НИУ ВШЭ, состоявшемся 15 октября. Она добавила, что, в целом, сейчас происходит «глубочайшая трансформация» рынка СПГ.

Глава центра изучения энергетической политики НИУ ВШЭ Виталий Ермаков согласился с тем, что у России есть значительные перспективы на рынке СПГ, о чем говорит успешная реализация первого арктического проекта НОВАТЭКа. «НОВАТЭК сумел доказать на примере «Ямал СПГ», что проекты в Арктике могут делаться и в рамках бюджета, и вовремя», — добавил он. Однако эксперт обратил внимание, что часто выражаются сомнения по поводу наличия у России газовой стратегии. «Российская газовая экспортная стратегия – документа с таким названием нет», — отметил он.

При этом рынок СПГ находится в крайне неопределенном состоянии, подчеркнула Татьяна Митрова. «Никто не понимает, что происходит. Банки предпочитают взять паузу (по кредитованию новых проектов — прим.), и это может через четыре — шесть лет привести к недостаточному предложению СПГ на рынке», — сказала она. В апрельском докладе «Трансформирующийся глобальный рынок СПГ: как России не упустить окно возможностей?» Татьяна Митрова упоминала возможность профицита сжиженного газа к 2022 году, однако, как она пояснила, это связано с цикличностью рынка: большая волна новых проектов была в 2009-2011 годах, сейчас снова компании активизировались, и новые мощности по производству СПГ должны выйти к 2020-2021 году. В этот момент, как отметила директор центра энергетики «Сколково», может возникнуть избыток предложения СПГ, но после он исчезнет. Сейчас же, по ее словам, избытка нет, потому что уже несколько лет прослеживаются задержки по вводу новых проектов, при этом Китай абсорбировал все избыточное предложение.

Особое внимание спикеры уделили вопросу ценообразования на СПГ. Татьяна Митрова отметила, что нужно уходить от нефтяной привязки. На вопрос о том, какие альтернативы могут быть предложены, эксперт сказала, что единственная – это спотовая индексация. «Она (спотовая индексация – прим.) тоже связана с ценой нефти де-факто — не контрактно, а просто так все время получается, из-за того, что на рынке по-прежнему очень много нефтяной индексации, она и на спот влияет, — но ее доля (доля нефтяной индексации) постепенно сокращается, а доля спота постепенно во всем мире растет», — сказала эксперт, добавив, что рост доли спотовой индексации за пять лет составил 2 процентных пункта. По мнению Татьяны Митровой, компании будут действовать по европейскому сценарию: переконтрактовываться и делать больше спота. «Они (европейцы – прим.) идут на гибридные контракты – частично нефтяная индексация, частично привязка к споту. Потом постепенно доля спота увеличивается. То есть это тоже не резкий переход, потому что резко все боятся», — пояснила она, подчеркнув, что эластичность спроса по цене в принципе пока не вполне понятна.

Оба эксперта сказали о том, что в ближайшей перспективе на рынке СПГ активно будут действовать четыре страны – Россия, Катар, США и Австралия. Как объяснил Виталий Ермаков, Австралия уже вышла на “полку” производства СПГ, но проекты страны высокозатратны, поэтому окупить их будет тяжело. В США ожидается серьезный рост мощностей по выпуску СПГ, а Катар остается производителем с самыми низкими затратами. По его словам, в России также есть потенциал для эффективной конкуренции, поскольку спрос растет, а ниша на рынке для российского СПГ достаточно серьезная. Татьяна Митрова в этой связи отметила появление на рынке новых игроков. «Пакистан, Бангладеш – куча маленьких потребителей, которые впервые вообще начинают газ импортировать. Они его начинают импортировать сразу как СПГ, и они вместе нарастили почти такие же объемы, как весь Китай», — сказала она, отметив, что это дает определенный сигнал производителям.

По мнению Татьяны Митровой, при неопределенности рынка СПГ наблюдается изменение характера поведения участников рынка. «Компании ищут способы снижения рисков, они отстраивают новые бизнес-модели, они все в той или иной мере добиваются поддержки государства. Она может быть непосредственной – за счет прямых инвестиций, она может быть очень хитро организованной – через системы страхования, кредитов и т.д. В любом случае разного рода меры поддержки со стороны государства для производителей нужны», — пояснила эксперт «Сколково».

Сейчас в России есть два действующих производства крупнотоннажного СПГ — завод на Сахалине мощностью 10,9 млн тонн в год, где 50% принадлежит «Газпрому», и проект «Ямал СПГ» (50,1% у НОВАТЭКа), мощность двух запущенных на данный момент линий которого составляет 11 млн тонн. В начале октября глава Минэнерго РФ Александр Новак сообщил, что целевая планка производства СПГ в стране снижена с 100 млн тонн, о которых говорилось в декабре 2017 года, до 80-90 млн тонн.  «Мы ставим своей задачей выйти на долю мирового рынка СПГ в 20% и увеличить объемы производства до 80-90 млн тонн», — сказал он. Согласно прогнозу ведомства, производство сжиженного газа может увеличиться в четыре раза — до 83 млн тонн к 2035 году за счет новых проектов, а также запуска третьей очереди «Сахалина-2», третьей и четвертой — «Ямала СПГ». Доля российского СПГ на мировом рынке с нынешних 4,5% может вырасти до 15-20%.

АННА ЧЕРВОННАЯ

Все тексты автора — Анна Клишина

Анна Клишина окончила факультет Международной журналистики МГИМО, а затем работала нефтегазовым обозревателем в газете «Коммерсантъ» и редакторов в международном ценовом агентстве Argus Media.
Анна Клишина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.